Неполиткорректные мысли о черных *

Неполиткорректные мысли о черных *
Открывающие глаза наблюдения американца, жившего в Африке почти 20 лет.
«Почти никто, чёрный или белый, левый или правый, никогда не говорит ничего, кроме чепухи, о расе».

Так пишет Гедалия Браун в своей замечательной книге, которая совсем не чепуха. "Расизм, вина и самообман" - одна из тех редких книг, настолько полных понимания и здравого смысла, что о них приятно писать. Поскольку предметом является раса, эта книга не нашла коммерческого издателя, но ее можно заказать непосредственно у автора.

Доктор Браун живет в Африке с небольшими перерывами с 1976-го года и в Южной Африке с 1988-го года. Эта книга в форме дневника описывает, как контакт с Черным континентом быстро развеял его либеральные взгляды и привел к таким поразительным, но правдоподобным выводам, что большинство американцев (даже читатели American Renaissance) может быть удивлено.

Два тезиса

Доктор Браун за годы близости с африканцами сделал два основных вывода. Во-первых, практически все африканцы считают само собой разумеющимся, что белые умнее черных. У них нет ни малейших иллюзий, что они могли бы изобрести компьютеры или построить самолеты, и они признают, что черные и белые также различаются по моральным и психологическим характеристикам.

Более того, африканцы ни в малейшей степени не обижены осознанием этого. В отличие от белых, они не видят врожденной аморальности в признании расовых различий. Некоторые умные, прозападные африканцы обнаружили (так же, как американские черные), что белые боятся мысли о расовых различиях, и научились управлять этим страхом в своих собственных интересах. Но и их, считает доктор Браун, почти всегда можно убедить признать присущие африканцам недостатки.

Второй тезис доктора Брауна следует из первого: подавляющее большинство чернокожих южноафриканцев не хочет правления черных. По собственному опыту взаимодействия с черными полицейскими и черными бюрократами они знают, что, когда африканцы находятся во власти, они коррумпированы, деспотичны и склонны к репрессиям. Многие негры произносят лозунги «освобождения», но имеют нереалистичные, часто нелепые представления о том, что «освобождение» может означать. Некоторые, если надавить, даже признают: хотя они считают, что правление черных станет катастрофой для Южной Африки, они притворяются, что поддерживают его, поскольку знают - именно этого ожидают от них белые.

В конечном итоге, как понял доктор Браун, его наблюдения выявили ужасный недостаток белых. Без постоянного побуждения со стороны либеральных белых практически все африканцы были бы довольны тем, что вручили свою судьбу в руки расы, которую они считают более умной и более справедливой, чем их собственная. Доктор Браун выражает это так:

01
черные не могут управлять современным индустриальным демократическим обществом;
02
черные знают это и никогда бы не подумали о правлении черных, если бы белые либералы не настаивали на обратном;
03
кроме тех черных элит, которые надеются прийти к власти, правление черных никого не интересует, особенно черных;
04
черные знают это лучше, чем кто-либо другой, и боятся правления черных.
На чем доктор Браун основывает эти еретические выводы? После нескольких лет, проведенных в Африке, он начал понимать, что многие чернокожие думают не так, как говорят нам белые либералы. Затем он начал систематически расспрашивать африканцев, даже малознакомых, что они думают о расовых различиях и поддерживают ли правление черных.

В отличие от большинства белых, которым было бы стыдно задавать такие вопросы, доктор Браун был совершенно раскован. Он обнаружил, что большинство негров хочет поговорить откровенно; у большинства никогда не было честного разговора с белыми о расе, и они очарованы тем, что нашли того, кто не ослеплен обычными штампами. Не менее интересно то, что он быстро узнал: даже белые, прожившие всю свою жизнь в Африке, включая журналистов и других либералов, которые утверждают, что говорят от имени африканцев, никогда по-настоящему не обсуждали расу с черными.

По большей части, черные боятся правления большинства, потому что знают, что их намного чаще обманывают, грабят или подвергают насилию другие негры, чем белые. Многие африканцы считают, говоря буквально, что «белые уважают друг друга, а мы нет». Одна женщина выразилась так: «Белый знает разницу между правильным и неправильным и обычно поступает правильно. Черный тоже знает разницу, но обычно поступает неправильно». Исходя из собственного опыта, многие черные предпочитают, чтобы их страной управляли белые.

Образованные, сильно политизированные черные иногда имеют несколько иные политические взгляды. Но если надавить, они соглашаются, что власть черных может привести к хаосу и плохому управлению, распространенному в остальной части Африки. Они признают, что черное правительство разрешит демократические выборы только один раз, а затем начнется тирания. Тем не менее, к этой катастрофе почему-то надо стремиться, потому что, как объясняет доктор Браун, они думают, что «черным вполне нормально угнетать других черных, но абсолютно неправильно, если белые управляют ими хорошо, но без предоставления избирательных прав». То, что они считают нужным радостно ожидать правления черных - это, по мнению доктора Брауна, «глубокое следствие способности людей обманывать себя».

Однако, пожалуй, наиболее распространенным является фаталистическое признание неизбежности политических изменений и последующего хаоса. Один цветной [смешанной расы] из среднего класса сказал доктору Брауну о правлении большинства: «Когда этот день придет, я убью себя».

Карго-культ

То, как подавляющее большинство необразованных южноафриканцев смотрит в будущее, следует понимать в свете того, насколько плохо они понимают, как устроен мир. Доктор Браун напоминает нам, что вера в магию глубоко укоренилась среди африканцев. Например, он рассказывает, что когда европейский фокусник приехал в Ибадан (Нигерия) и «распилил женщину пополам», зрители предположили, что он фактически разрезал ее надвое. В конце концов, если африканские шаманы могут летать по воздуху и превращать людей в аллигаторов, то белый человек может, по крайней мере, делать это - разрезать людей и собирать их обратно.

Аналогично, когда в 1988-м году в Замбии проводилось одно из их «голосований да-нет», государственный секретарь по обороне и безопасности предупредил, что лучше голосовать «да», потому что правительство узнает, если кто-то проголосует «нет». Как узнает? Благодаря магии.

Доктор Браун говорит, что многие африканцы считают западные технологии и высокий уровень жизни своего рода магией. Многие считают, что диплом колледжа - это не показатель определенного уровня знаний, а талисман, который может обеспечить большой дом и «мерседес». Даже черные, которые руководят африканскими школами, имеют суеверные убеждения насчет форм образования; если у белых школ есть учебные занятия в 14.00, то у черных школ тоже должны быть занятия, даже если это неудобно. Многие черные думают, что белые получают деньги, просто обращаясь в банки, но эгоистично скрывают их преимущества от африканцев.

В этом контексте неудивительно, что многие чернокожие южноафриканцы считают, что правление черных каким-то образом передаст магию богатства и процветания от белых к черным. Африканский национальный конгресс (АНК) поддерживает эту точку зрения. Например, его члены говорят черным, которые работают у белых в качестве горничных и домохозяек, что, если они будут вносить деньги в АНК определенное количество лет, то дом, в котором они работают, станет их домом. Поэтому многие темнокожие слуги удивили своих работодателей (и были уволены) внезапно заявив, что владеют домом.


Д-р Браун приводит многочисленные цитаты из блестящей статьи, в которой отношение африканцев к экономическому развитию сравнивается с карго-культом жителей островов Тихого океана. Некоторые из этих островов в значительной степени игнорировались современным миром до Второй мировой войны, во время которой союзники использовали их в качестве плацдармов. К изумлению местных жителей, духи-хранители послали гигантских металлических птиц с неба в ответ на различные церемонии, такие как строительство длинных плоских площадок в джунглях. Из живота гигантских металлических птиц исходили изумительные вещи, такие как фонарики и круглые металлические банки с едой.

Когда война закончилась, и союзники ушли, островитяне решили сами призвать духов-хранителей. Они построили свои собственные плоские площадки в джунглях и разместили на них гигантских птиц, сделанных из ящиков и кокосовых пальм, чтобы сподвигнуть их великих металлических собратьев сойти с неба. Они маршировали вокруг площадок и махали палочками с полосками ткани. Как-то это не сработало; гигантские птицы никогда не возвращались.

Как цитирует доктор Браун из этой статьи, в Африке эквивалент карго-культа «представляет собой загадочный процесс, называемый "развитием"; индустриальные страны Севера являются богами и духовными агентами; Религиозно-магические обряды - это планирование развития, строительство инфраструктуры и иностранные инвестиции... бизнесмены неплохо заработали на фирменных бланках, деловых костюмах, портфелях, продвинутых визитных карточках и табличках для залов заседаний. Когда первый рывок в строительстве национальной инфраструктуры не смог произвести желаемый результат, были изобретены дополнительные ритуалы. Был начат ритуал диалога Север-Юг, чтобы убедить защитников духа развития предоставить помощь, передать технологии и предоставить лучшие условия торговли. Когда этот ритуал также провалился, представители Третьего мира стали обвинять Запад в том, что он препятствует развитию Третьего мира».

Подобно тому, как последователи карго-культа полагали, что, имитируя некоторые формы торговли 20-го века, они могут получить соответствующее вознаграждение, африканцы верят, что асфальтированная дорога здесь и цементный завод там принесут волшебное "развитие". Именно поэтому многие южноафриканцы ожидают, что правление черных принесет процветание. Зачастую, только когда доктор Браун объясняет, что правление черных означает - больницы, библиотеки, полицейские участки и правительственные учреждения будут управляться черными (и, следовательно, разрушаться), некоторые африканцы начинают понимать реальные последствия того, что как они думают, они поддерживают.

Те, кто принимает, как должное, идею о том, что черные южноафриканцы хотят правления большинства, часто указывают на тот факт, что, когда «товарищи» из АНК призывают к забастовке, подавляющее большинство чернокожих делает то, что им говорят. Как объясняет доктор Браун, это потому, что «товарищи» правят черными поселками с помощью террора, и никто не осмеливается ослушаться. Люди, которые идут на работу во время забастовки, могут получить «ожерелье» (красивый местный обычай надевать на шею шину и поджигать) или сгореть в своих домах. «Товарищи» могут отрезать им уши, «потому что вы нас не слушали». Женщины могут быть раздеты на улицах. Западная пресса иногда упоминает о том, что у АНК в изобилии есть меры такого рода, но никогда не признает, что именно это и создает искусственное единодушие.

Как указывает д-р Браун, глупо ожидать, что в этих поселках будет развиваться демократия: «Идея свободных и справедливых выборов в такой ситуации - нонсенс».

Апартеид

"Расизм, вина и самообман" - одна из немногих современных книг, дающих рациональное обоснование апартеида, системы разделения рас в Южной Африке. Как поясняет д-р Браун, вопрос, на который должны ответить как Соединенные Штаты, так и Южная Африка, заключается в том, как создать справедливую и работоспособную систему для групп населения с очень разными возможностями.

Эта проблема гораздо более актуальна для Южной Африки, чем для Соединенных Штатов, по двум причинам: белые составляют 18-процентное меньшинство и окажутся в подчиненном положении при правлении большинства. Кроме того, хотя доктор Браун не упоминает об этом, из-за смешения с белыми средний IQ американских черных на 10-15 пунктов выше, чем у африканских черных. Поэтому, когда в прошлом году белые южноафриканцы проголосовали за передачу власти черным, они согласились подчиниться воле большинства людей со средним умственным возрастом 12 лет.

Законы о контроле за притоком [черных] и паспортах, лежащие в основе апартеида, были признанием того, что европейская цивилизация не может без этого выжить. Доктор Браун утверждает, что нет ничего удивительного или аморального в сопротивлении белых расовой интеграции. Это правда, что первые черные, которые переезжают в полностью белый район или посещают полностью белую школу, обычно умны и ведут себя хорошо. Однако по мере того, как школа или район становится чернее, они неизбежно ухудшаются, и все, и черные, и белые, знают это.

Естественно, черные хотят ходить в белые школы и жить среди белых, потому что все люди выигрывают от улучшения среды. Тем не менее, они также знают, что если чернокожие продолжат подтягиваться в то, что раньше было белыми анклавами, те перестанут быть белыми и желанными. По иронии судьбы, именно белые, которые не хотят принимать расовые различия, делают вид, что интеграция не должна разрушать то, что интегрируется.

Одним из других важных эффектов апартеида было предотвращение скопления черных в городах. Доктор Браун полагает, что предыдущие поколения белых инстинктивно понимали, что большое количество оторванных от племени городских черных опустится в варварское убожество. Грязь, преступность и хаос в поселках, а также в других африканских городах доказывают, насколько они были правы.

Сегодняшние белые, с другой стороны, приняли те же нелепые расовые традиции, которые правят в Америке. Пресса теперь смело утверждает, что плохое поведение черных является результатом апартеида, тогда как доктор Браун объясняет, что политика разделения была необходима из-за поведения черных. У него, однако, нет иллюзий относительно разделения:
Нет смысла притворяться, что последствия разделения одинаковы. Они могли бы быть одинаковы, только если группы равны. Но если они были бы равны, то, во-первых, было бы гораздо меньше причин для разделения.

Еще одним следствием ошибочного взгляда на то, что апартеид заставляет африканцев вести себя как африканцы, была поразительно глупая политика заработной платы:

Предполагалось, априори и благодаря западной либеральной идеологии, что черные были малопродуктивны, потому что им недоплачивали. На самом деле, все было наоборот: черным платили низкую заработную плату, потому что они были малопродуктивны, и если платить им больше, то это уменьшает производительность, вместо того, чтобы увеличивать ее, так как показывает умному черному, насколько глуп на самом деле белый человек.

Любой работодатель знает, что нет ничего более глупого, чем повышать зарплату бедного работника в надежде, что он в результате станет более продуктивным. Более высокая заработная плата является наградой за лучшую работу, но, как отмечает д-р Браун, «мы игнорируем такие очевидные истины только в том случае, если наше поведение определяется стремлением загладить вину белых».

Другая идея, которая была принята среди либеральных белых, заключается в том, что богатство Южной Африки было создано тяжелым трудом черных, и что белые извлекали из него незаконную прибыль. Это похоже на высказывания о том, что Америка обогатилась за счет рабства черных, и доктор Браун удивлен, что кто-то может верить в такую такую чушь:

Утверждать, что «на самом деле» труд черных создал это богатство - это как сказать, что клепальщики - это те, кто «на самом деле» построил космический челнок! Если черные действительно создали богатство Южной Африки, почему они не создают его где-нибудь еще? Белые могут создавать богатство без труда черных, но черные сами по себе не создают такое богатство.

Доктор Браун пришел к выводу, что черные и белые отличаются настолько же морально, насколько и психически, и что эти различия делают невозможным экономическое развитие. Он задается вопросом, не является ли одной из причин, по которой крупномасштабные совместные предприятия практически невозможны во всей Африке, то, что черные не доверяют друг другу и не могут рассчитывать на совместную работу на благо всех. Он выдвигает провокационную точку зрения, согласно которой африканцы могут не иметь внутренних моральных установок, а вместо этого зависят от племенных руководителей, устанавливающих правила поведения:

Следовательно, когда они были оторваны от племени (колониализмом и т.п.), эти внешние ограничения исчезли; а поскольку никаких внутренних ограничений никогда не было, мы являемся свидетелями очевидного отсутствия самоконтроля среди оторванных от племени негров (преступность, наркотики, распущенность и т. д.). Там, где был какой-то заменитель племенного контроля (например, в Южной Африке, где доминировали белые, или на сегрегированном американском Юге), это поведение удерживалось в допустимых пределах. Но когда такой контроль исчезает (как в современной Южной Африке и в крупных городах США), вы получаете это явление широко распространенного безудержного насилия.

Доктор Браун обнаружил, что, как и американские белые, большинство южноафриканских белых неспособно говорить о расе разумно. Как и американские белые, они теперь даже извращенно радуются лишению себя прав. Он описывает бурный энтузиазм белых зрителей по поводу антибелого южноафриканского фильма «Плачь о свободе» и пишет:

«Радость, с которой они приветствуют свою погибель, удивительна, не так ли?» Он размышляет, что эта радость проистекает из «фатального недостатка белой расы: способности к самоуничижительному, преувеличенному и необоснованному чувству вины и ненависти к себе, которая, кажется, лежит в его основе».

Эта ненависть к себе лежит в основе того, что белые все больше настаивают на том, что они жалкие расисты, виновные в неудачах черных:

Как только черные узнают, что, по мнению белых, у черных есть причина их ненавидеть, многие счастивы делать это, инстинктивно осознавая свое психологическое преимущество как потерпевшей стороны... В общем, потрясающее мошенничество, в которой белые являются одновременно и инициаторами, и добровольными жертвами.

Привязанность к африканцам

Из этого обзора "Расизм, вина и самообман" можно сделать вывод, что ее автор не любит африканцев. Нет ничего более далекого от истины. Доктор Браун, очевидно, очень любит их, и именно потому, что он любит их и провел с ними так много времени, он узнал, что на самом деле думают многие из них.

Параллельно он многое узнал об Африке, и доктор Браун дополнил свои политические наблюдения другими интересными вещами. Например, в Найроби два его африканских друга были очень удивлены, узнав, что у него есть словарь английского языка. После того, как он преодолел свое изумление от их изумления, он понял, что одноязычные словари нужны только для письменных языков. Кикуйю, язык, на котором говорили его друзья, не имеет литературы и поэтому не нуждается в словарях. Он существует только в умах людей, которые говорят на нем, и все говорящие на кикуйю знают все слова языка.

Неписьменный язык, вероятно, будет очень ограниченным. Доктор Браун узнал от студентов в Нигерии, что их родной язык не может выражать степени. Нельзя, например, сказать, что кокос находится на полпути к вершине дерева, или что он находится около вершины; можно только сказать, что это «вверху».

Д-р Браун с особым восхищением пишет о африканских женщинах, которых заводят детей, кормят их грудью и носят на спине с такой беззаботностью, которая не могла бы в большей степени контрастировать с суетой, которую создают поглощенные собой белые женщины при родах и кормлении грудью. Он настолько вжился в среду, как это возможно только для холостяка, и делает ряд интересных наблюдений с этой необычной позиции.

Короче, это самая необычная и яркая книга. Она излишне повторяется в изложении некоторых наиболее важных моментов, но это небольшая цена, которую приходится платить за такой освежающе откровенный и уравновешенный отчет с континента, который большинство из нас никогда не посетит. В лучшем мире такая книга распространялась бы крупным издательством. Тем временем, мы рады представить "Расизм, вина и самообман" читателям American Renaissance.


Мой перевод из Light on the Dark Continent.

Это рецензия на книгу, вышедшую почти 30 лет назад. Не знаю, можно ли найти ее сейчас, но статья дает довольно ясное представление о взглядах автора. Неспроста книгу даже тогда не брали издательства, а сейчас автора за такие мысли просто с говном бы съели!

Сначала мне показалось, что автор несколько противоречит сам себе, но потом я вспомнил, что "плюрализм мнений в одной голове" наблюдается не только у африканцев. Например, большевички одновременно верили в то, что надо установить однопартийную диктатуру ("диктатуру пролетариата"), и в то, что это каким-то чудесным образом приведет к всеобщим свободе, равенству и братству! А вы говорите - негры...

Как раз в тему - один из моих любимых анекдотов.

Брежнев приезжает в только что освободившуюся африканскую страну. Местный вождь водит его по городу и показывает: здесь будет металлургический завод, здесь - дворец культуры, здесь - стадион...

- Это хорошо, а вот как у вас с еврейским вопросом?
- Плохо, Леонид Ильич. Я им говорю: "Евреи - такие же люди, как и другие". Все равно не едят!

P.S. Удивительно, но книжка до сих пор имеется на Amazon. Как "борцы с расизьмом" до нее еще не добрались?!

Комментарий от А‒Я:

Нужно быть полными дебилами, чтобы отрицать расовые различия. Согласно Теории Эволюции … да, вообще, ‒ согласно просто эволюции, которая должна происходить естественным путем, нижние расы, проживая совместно с высшими, таким образом обучаются, чтобы впоследствии, в другом своем воплощении, получить возможность быть материализованными в более высоком по уровню развития мире.

Если не будет совместного проживания рас разного уровня развития, не будет и эволюции, потому что некому будет обучить одинаково развитых (или недоразвитых) людей. Или они собираются всю жизнь ждать «богов с неба» и на халяву получать огонь, колесо, прирученных лошадей, ножи и топоры и т.д.?

Нельзя их кормить, нужно учить их ловить рыбу, и чтобы процесс обучения запустился в автоматическом режиме, то есть, со временем, ‒ от них же самих к более низким по уровню развития расам. Иначе никакой эволюции не будет, будет деградация. Что, кстати, мы и видим сегодня на примере отупевшей белой расы, которая добровольно отдает управленческие позиции в цивилизации пигмеям и бабуинам. В итоге получается озабоченность конгрессвуменов по поводу назначения президентом Айболита в республику Лимпопо.

Белая раса в большинстве своем (по миру) выродилась. Беззащитность немцев на новый год в Кельне ‒ еще одна сторона вырождения.

Чем дольше русский белый народ будет сохранять свою идентичность, тем больше шансов на выживание. Не Кавказ, не Средняя Азия, не придуманная нация украинцев, ворующая у самих себя, ‒ исконная белая русская раса ‒ вот основа выживания того же Кавказа, Средней Азии … тех, кто считает себя частью русского мира и кто по этой причине соблюдает основы русского культурологического поля и правил общежития.

Если вам понравился материал, вы можете поделиться ним на своей странице в соц. сетях:
Добавить комментарий

Рубрики

Последние сообщения

Популярные метки

Из ленты А-Я

Подписаться на новости