Слово за классической дипломатией ... пока

Заведомо долгие переговоры Москвы и Вашингтона по дальнейшей судьбе НАТО и другим вопросам глобальной безопасности еще только начались, но уже приковали внимание всего мира к людям, чья работа обычно остается «за кадром». Замглавы МИД РФ Сергей Рябков за считанные часы превратился в «звезду» мировых медиа, став одним из главных лиц внешней политики России
Image

Однако его профессионализм не оставляет сомнений, что Рябков умеет разделять дипломатическую работу и, собственно, шоу, которого требуют от него формат арены и историчность момента, когда нужно не только анализировать политический процесс, но и просто «болеть за наших».

То, что исторической значимости переговоры между РФ и США проводятся на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств, о которых широкая публика мало что знает, продиктовано низким уровнем отношений между странами.

Никто никому не верит, никто не рассчитывает на легкую прогулку и быстрый успех – впереди много часов изнурительного диалога, ответственность за который ляжет на «рабочих лошадок». Лишь в том случае, если им удастся договориться до какой-то конкретики, вопрос перейдет на уровень выше – уровень глав ведомств, а потом и глав государств.

С обеих сторон были выставлены безоговорочные профи, заточенные как раз на такие переговоры – долгие и трудные. В итоге замглавы МИД РФ Сергей Рябков и замгоссекретаря США Венди Шерман в буквальном смысле проснулись «звездами» международной политики, хотя уже давно состоят на дипломатической службе.

Первый раунд шел более семи часов – и переговорщики сошлись на том, что им удалось «подробно уточнить» свои позиции. Работы впереди много, так что о Шерман и Рябкове мы теперь будем слышать часто. Им не впервой стоять на главных национальных рубежах, однако столь пристальное внимание к их деятельности со стороны СМИ вносит свои коррективы: прежде непубличное теперь интересно для всех. 

Причем и для Шерман, и для Рябкова происходящее может стать важным шагом не только к всепланетной славе, но и шагом вверх по карьерной лестнице. У каждого из них свои обстоятельства – и своя история.

Начнем с Шерман, чье положение в американской «табели о рангах» выше, чем у Рябкова в российской. Он просто зам (всего у Сергея Лаврова девять заместителей), а она «на наши деньги» – первый зам. Аналогичную должность в МИД РФ уже почти девять лет занимает Владимир Титов, почти неизвестный широкой российской публике.

С 72-летней Шерман американцы знакомы лучше – в силу того, что назначение первого заместителя (официально – просто заместителя) в Госдепе обставляется не «пакетно», как в случае с замами по конкретным вопросам, а проводится отдельным указом президента.

Этот пост был введен при Ричарде Никсоне, и на него не раз назначались будущие госсекретари. Как правило, такие дипломаты заняты не публичной работой и не «паркетом», а переговорами на стратегических направлениях, которые требуют особо ответственного подхода и не терпят суеты. Поэтому та же Шерман известна гораздо хуже, чем, например, Виктория Нуланд, хотя и ниже ее по статусу.

Особо трудные переговоры с назначенным врагом – это, помимо прочего, личная компетенция Шерман. При президенте Клинтоне она вела диалог по вопросам безопасности с КНДР (безуспешно), при президенте Обаме с Ираном (успешно), при президенте Байдене уже в статусе «первого зама» – с Россией.

Что интересно, во всех трех случаях «ястребы» из числа республиканцев обвиняли ее в «умиротворении агрессора», но демократическое руководство неизменно ценило за профессионализм и стальные нервы.

В зависимости от того, как итоги работы с Рябковым будут восприняты в Белом доме, у Шерман есть шансы на повышение. Ее стиль и подход сильно контрастируют со стилем ее формального начальника – идеологизированного «ястреба» Энтони Блинкена, считающего, что на Россию нужно «давить», а не договариваться с ней. При этом более умеренная Шерман «его» человеком не является – ее обычно относят к «клану Клинтонов», как и советника Байдена по нацбезопасности Джейка Салливана, находящегося в конфликте с радикальным Блинкеном.

Пока что провалов у Блинкена гораздо больше, чем успехов – чего стоят только переговоры с китайцами в Анкоридже, где резко конфронтационная линия госсекретаря получила жесткий отпор. В случае, если Байден отвергнет эту линию за бесперспективностью, новым госсекретарем может стать именно Шерман – как безоговорочный профессионал с «удачным» в этом смысле полом и бэкграундом (ее внутрипартийная деятельность имеет подчеркнуто феминистский и социальный контекст).

На повышение когда-нибудь может уйти и Сергей Рябков – хотя бы в силу того, что он на десять лет моложе Сергея Лаврова.

Он тоже – профильный специалист, но не по диалогу с врагом, как Шерман, а по отношениям с ОБСЕ и США и по контролю за вооружениями. И хотя большая слава пришла к нему только сейчас, работающим со Смоленской площадью журналистам этот карьерный дипломат известен давно и хорошо – как доступный, квалифицированный и очень интеллигентный спикер.

Теперь, представляя Москву на стратегических переговорах с Вашингтоном, Рябков как будто преобразился. Беспрецедентно жесткий призыв к НАТО «собирать манатки» и сравнение агентства Bloomberg с «вонючим сыром» для него, мягко говоря, не совсем типично.

Представляется, что Рябков в некотором смысле «играет на публику», осознавая, что в предложенных обстоятельствах переговоры с вашингтонцами – это не только предметная дипломатическая работа, на которую он мастер, но и, при таком внимании публики, шоу вида «наши против чужих», которому нужны спецэффекты.

При значительном интересе к иностранным делам, характерном для россиян (но, кстати, не для американцев), в МИД РФ крайне мало всенародно узнаваемых лиц. Помимо Лаврова, таким человеком можно назвать только покойного Виталия Чуркина и директора департамента информации Марию Захарову, на которую обязанности по работе с прессой были возложены прицельно и персонально.

Рябков при всех своих многочисленных заслугах из прошлого получает статус «звезды» только сейчас. Он теперь не просто представитель Москвы на важных переговорах, а человек, формирующий образ российской внешней политики для международных медиа. И лихо, стоит признать, формирующий.

Однако его профессионализм не оставляет сомнений, что Рябков умеет разделять дипломатическую работу и, собственно, шоу, которого требуют от него формат арены и историчность момента, когда нужно не только анализировать политический процесс, но и просто «болеть за наших».

Если вам понравился материал, вы можете поделиться ним на своей странице в соц. сетях:
Добавить комментарий

Рубрики

Последние сообщения

Популярные метки

Из ленты А-Я

Подписаться на новости

Мониторинг, архивы
Альтернативный аудит
Схема проведения мониторинга / аудита
Image
Image
Image
Если вы заметили ошибки 
на сайте, сообщите о них 
по этой обратной связи