Процесс Киры Белл – итог гендер-политики

Процесс Киры Белл – итог гендер-политики
В Великобритании завершился исторический судебный процесс, который окажет огромное влияние на отношение к транс-идеологии во всем мире.
Кира Белл, прошедшая транс-переход в подростковом возрасте, а затем отказавшаяся от трансгендерности и вернувшаяся к жизни в своем биологическом поле, выиграла суд против клиник гендерной идентичности Тависток и Портман.

Семь лет назад, в период полового созревания у Белл начались психологические проблемы, связанные с непринятием своего меняющегося тела, а также гендерных стереотипов и ролей, которые общество отводит женщинам. У девочки развилась дисфория и депрессия, и она обратилась за помощью к психологу. В обычной больнице врачи не решились заняться ее лечением и направили ее по государственной страховке в клинику гендерной идентичности для детей и подростков Тависток.

Кире Белл на тот момент было 16 лет. В Тавистоке ее приняли с распростертыми объятиями. Врачи как раз разрабатывали экспериментальные методы лечения для детей, страдающих гендерной дисфорией, и подопытные кролики были очень нужны. После краткого ознакомления с историей проблем Киры ей поставили диагноз: “Гендерная дисфория”. В переводе с медицинского на человеческий это значит: “Ты на самом деле мальчик, просто родилась не в том теле, отсюда и депрессия. Еще бы, ты в своем теле, как в тюрьме, томишься!” Вот что-то в этом роде сказали в клинике напуганной девочке, страдающей от депрессии и тревожного расстройства, и назначили лечение: блокираторы полового созревания.

Опять-таки в переводе с медицинского на человеческий: блокираторы полового созревания это гормональные препараты, которые останавливают естественный процесс созревания и взросления человеческого организма. В качестве таких препаратов, например, применяется Лупрон. Это средство также применяется для химической кастрации педофилов.

Да, вы все правильно поняли, с помощью Лупрона осуществляется химическая кастрация педофилов, а еще его дают детям, которые попадают в клиники гендерной идентичности в таких развитых странах, как Великобритания, Канада, США и т.д.

В общем, блокаторы полового созревания это отнюдь не витаминки, как вы уже поняли, они имеют долгосрочные разрушительные последствия для здоровья. И вот их и прописали нашей юной героине.

После курса блокаторов с 17 лет Кире начали колоть мужские половые гормоны, чтобы маскулинизировать ее тело. Все это время она ходила в неудобных повязках, стягивающих ее грудь. Повязки мешали дышать и причиняли сильную боль. И в 20 лет для Белл стало большим облегчением, когда ее отправили на операцию по удалению груди.

И вот Кире 23 года. У нее искалеченное, обколотое гормонами тело, пожизненная зависимость от гормонотерапии и риски необратимого бесплодия, а впереди еще куча операций по дальнейшему удалению оставшихся женских органов и лечение побочных заболеваний от длительного применения гормонов.

При этом она не избавилась от своей депрессии и дисфории.

И Кира Белл понимает, что она не родилась в чужом теле, как убедили ее врачи. У нее было здоровое женское тело, которое искалечили вместо того, чтобы предоставить квалифицированную психологическую помощь подростку, столкнувшемуся с проблемами переходного возраста.

И таких, как Кира, за эти семь лет через клиники гендерной идентичности прошло сотни детей ‒ девочек и мальчиков.

И Кира решается на обратный переход. И надо сказать, она не одна такая. Сообщество детранс-персон уже насчитывает тысячи человек по всему миру. Это люди, которым сделали “операции по смене пола” по ошибке, и когда они осознают это, они, в уже искалеченном состоянии, возвращаются к жизни в своем биологическом поле, снова меняют документы, снова делают операции ‒ на этот раз, чтобы восстановить свое тело.

Но Кира отличается от большинства детранс-людей, которые предпочитают держаться в тени и не рассказывать о своих ошибках. Кира решила предать свою печальную историю огласке и подать в суд на клиники, уродующие детей и подростков.
Image

Может ли несовершеннолетний человек, не имеющий право водить машину и покупать сигареты и алкоголь, дать информированное согласие на медицинские процедуры, имеющие пожизненное влияние на их здоровье и личность, на их психическое здоровье и место в социуме?

Все эти годы британское государство и многие другие страны считали такую практику нормальной и включали такое “лечение” детей в систему государственной медицинской страховки. То есть государства финансировали опыты над детьми.

Сегодня Кира Белл доказала в суде, что такая практика является недопустимой. Я думаю, что за делом Белл последуют и другие подобные кейсы. Я надеюсь, что все пострадавшие дети отсудят у государства и клиник, делавших на них бизнес, огромные компенсации. Это будет справедливо, ведь “лечение”, через которое они прошли необратимо искалечило их здоровье. Я надеюсь, что благодаря смелости Киры Белл эти клиники будут лишены финансирования и закрыты. Очень хотелось бы увидеть на скамье подсудимых и “специалистов”, ответственных за такие эксперименты.



Высокий суд Англии постановил, что подростки младше 16 лет не могут принять осознанное решение и начать принимать препараты, блокирующие наступление половой зрелости в рамках подготовки к смене биологического пола в случае гендерной дисфории. Об этом пишет Би-би-си.

Вопрос рассматривался в связи с действиями лондонского медицинского центра Тависток, единственного в стране, специализирующегося на вопросах гендерной дисфории у детей. Врачи центра неоднократно прописывали детям, у которых были диагностированы различные расстройства гендерной идентичности, блокираторы гормонов, приводящих к половому созреванию, и помогали получить направление на дальнейший трансгендерный переход. Работу центра неоднократно критиковали в связи с подозрениями, что диагнозы ставились без достаточных оснований.

Три судьи Высокого суда в итоге пришли к решению, что подросток в возрасте до 16 лет не может принять самостоятельного решения в связи с гендерным переходом. Судья Виктория Шарп заявила: «Крайне маловероятно, что ребенок 13 лет или младше может быть достаточно компетентным, чтобы дать согласие на прием блокираторов полового созревания». Тем не менее, подростки от 16 лет и старше могут принимать такое решение, постановил суд, хотя его законность и обоснованность может быть рассмотрена в судебном порядке.

Суд не рассматривал вопрос о законности блокираторов полового созревания в рамках лечения гендерной дисфории.

Одним из истцов по делу, которое рассматривал Высокий суд, стала Кира Белл, которой в 16 лет прописали блокираторы полового созревания. Она прошла двойную мастэктомию и принимала гормоны, чтобы выглядеть, как мужчина, но в конце концов поняла, что идентифицирует себя как женщину, а ее проблемы в подростковом возрасте были связаны с депрессией, а не с гендерной дисфорией. Белл считает, что в центре Тависток ее желание совершить гендерный переход никак не ставили под сомнение, и не разобрались в истинных причинах ее проблем.

«С моим телом все было в порядке, я просто была потеряна и не имела никакой должной поддержки. Переход помог мне только еще больше уйти от самой себя. Это было только временное решение, если решение вообще», — заявила Кира в одном из интервью. Она выразила удовлетворение решением суда и заметила, что оно не является политическим, а просто защищает уязвимых детей.

Если вам понравился материал, вы можете поделиться ним на своей странице в соц. сетях:
Добавить комментарий

Рубрики

Последние сообщения

Популярные метки

Из ленты А-Я

Подписаться на новости

Мониторинг, архивы
Альтернативный аудит
Схема проведения мониторинга / аудита
Image
Image
Image
Если вы заметили ошибки 
на сайте, сообщите о них 
по этой обратной связи