Польское досье 3: Как говорил Воланд…

Польское досье 3: Как говорил Воланд…

Как говорил Воланд, факты ‒ упрямая вещь

обзор материалов

Часть 1.

Польская истерика нового времени

Вмешательство Владимира Путина в историческую дискуссию о роли Польши во Второй мировой войне спровоцировало руководство этой страны на серию истеричных заявлений. По сути, можно говорить об информационной битве на уровне первых лиц, которой в Варшаве не ждали. Особенно тяжела для поляков та мысль, что они в этой битве проигрывают.
А ведь так хорошо все складывалось...

Расчёт польских ультраконсервативных кругов можно описать следующим образом. В республике проходят масштабные международные мемориальные мероприятия, посвящённые 75-летию освобождения концлагеря Освенцим. На эти мероприятия демонстративно не приглашаются представители России, хотя Освенцим освобождала Красная армия, а не приглашаются потому, что, со слов поляков, «Рейх и СССР – это примерно одно и то же», а Гитлер и Сталин «равно ответственны за войну». Эта пропагандистская псевдоисторическая концепция, в которой Польша – невинная жертва нацистов и коммунистов, и в то же время доблестный герой, спасавший евреев от уничтожения, должна была соло провозглашаться на протяжении всего юбилея, утверждая польское видение событий тех лет как базовое для Европы.

Зачем Варшаве все это нужно – вопрос не из простых, поскольку не имеет однозначного ответа. Тут и принципиальная политическая русофобия, замешанная на польском гоноре. Тут и попытка придать себе особую значимость – как историческую, что греет национальный дух, так и актуальную политическую, чтобы все поверили, что Варшава сдерживает имперские амбиции России, и что-нибудь за это вручили. Тут и привычная конкуренция с Москвой, но если прежде Речь Посполита и Московское царство конкурировали за роль главного центра силы в Восточной Европе, то теперь – за роль главного идеолога европейского консервативного проекта как альтернативы глобальному либеральному проекту.

В любом случае Владимир Путин неожиданно спутал полякам карты. «Неожиданно», поскольку руководство РФ (не только Путин, но и другие высокопоставленные политики) ранее не имело привычки вступать с поляками в исторические споры, как бы передоверяя это историкам и журналистам.

Польшей в России в принципе интересуются значительно меньше, чем Россией в Польше (мы нужны полякам как консолидирующий образ вечного врага). Для польского государственного деятеля привычно распространять заявления о «злой и страшной» исторической России, на которые реагируют только аккаунты МИД РФ в социальных сетях и Мария Захарова.

Но ситуация резко изменилась – полякам ответил сам Владимир Путин. Возможно, ввиду грядущего юбилея Победы. Возможно, в силу возмущения отсутствием приглашения в Освенцим для освободителей Освенцима. Возможно, по каким-то ещё причинам. Главное, что ответил – в рамках сразу нескольких мероприятий подряд выступил с рассуждениями на историческую тему, острие которых было направленно против официальной Варшавы.

В самой Варшаве с непривычки этому сперва искренне поразились и долго не могли подобрать слов для реакции, а потом скатились в ту самую истерику, которая описана выше.

Нынешнего особо высокого градуса она достигла благодаря Израилю, вставшему на сторону Путина в оценке как исторического антисемитизма поляков, так и их современной наглости. Наглядное подтверждение этому – не только слова Каца, но и тот факт, что Путин приглашён в Израиль выступить на Мировом форуме Холокоста, посвящённом все тому же 75-летию освобождения Освенцима, а Дуда – демонстративно не приглашён. «Покушай-ка собственной каши».

Вес мнения Израиля по вопросам Освенцима и Холокоста таков, что отмахнуться от него никак нельзя – оно вроде как первичное, базовое. Как следствие, у польского руководства сдают нервы. Продуманная пиар-акция по обелению себя и очернению России трещит по швам, складывается обидное ощущение «украденного праздника». Мир услышит мнение Путина, вице-президента США, президентов Франции и Германии, наследника британского престола (а главы более чем десятка европейских стран услышат их, сидя в зрительном зале), а мнение Польши не услышит, причём через «и слушать не хотим».

Это, кстати говоря, удачно накладывается на имидж польского руководства как архаичных мракобесов и ретроградов, давно уже сформированного в либеральных СМИ Европы. Для них Польша, наряду с Венгрией, «больной ребёнок Евросоюза», который при этом орёт какую-то чушь – спросите хоть у Израиля.

Впрочем, Путин и без Израиля для польского руководства – крайне неудобный оппонент. Во-первых, он, будучи юристом, оперирует историческими документами, а не публицистическими образами, как привыкли поляки. Во-вторых, его слова привлекают внимание как слова одного из топовых мировых лидеров, которому Моравецкий и Дуда в плане влиятельности и узнаваемости на международном уровне – вообще не конкуренты.

Даже те политические круги Европы, что воспринимают Путина негативно – как угрозу, за ним в силу этого следят. Польские лидеры подобным похвастаться не могут, но ещё хуже, что им попросту нечем крыть.

Довоенная Польша действительно была системно антисемитской страной с отдельными партами для евреев в училищах (что-то вроде отдельных мест для негров в американских автобусах периода сегрегации). А ее плодотворное сотрудничество с Германией было основано не только на любви к захвату чужих земель (например, Чехословакии), но и на идеологической близости, о чем открыто заявляли польские чиновники тех лет. 

Их наследники просто врут, когда заявляют, что Красная армия специально тянула с освобождением Варшавы, чтобы «обескровить польских патриотов» – эта легенда давно разобрана историками. Они паясничают, утверждая, что советские солдаты могли освободить Освенцим раньше, поскольку в это время они освобождали другие польские города. Они намеренно забывают то, что, вынося «одинаковую оценку действиям Сталина и Гитлера» сейчас, поляки не делали этого во время Второй мировой, иными словами, так и не объявили войну «подлому советскому агрессору», продолжая искать его заступничества и помощи.

С польским гонором всегда так: в какой-то момент он самозабвенно переливается через край, после чего терпение лопается даже у политических патронов Варшавы. Всей душой ненавидя коммунистов, Уинстон Черчилль открыто оценивал союзную Британии Польшу как «гиену Европы». А современные британские историки (причём в СМИ США), несмотря на весь свой негатив к СССР и к России, спокойно признают то, что роль Варшавы в событиях конца 1930-х годов была весьма неприглядной, так что обвиняемый ею во лжи Путин не грешит против истины.

На таком фоне хочется пожелать полякам только одного – продолжайте в том же духе! Нам нужно от Польши ещё больше «исторических открытий», от которых у профессиональных историков глаза лезут на лоб. Нам нужно больше предположений о заговоре между Путиным и европейскими евреями. Нам нужно больше обвинений от людей, которые давно уже разучились оценивать себя адекватно и хронически злят этим политический истеблишмент ЕС.

Налицо полноценный сеанс саморазоблачения от польского руководства, спровоцированный президентом России. В плане борьбы с фальсификацией истории Второй мировой войны сложно придумать что-нибудь более эффективное.

Полякам осталось заявить разве что о том, что главная жертва Холокоста – это они, а не евреи. Пока что до такого дело не дошло, но дайте им срок.
 

Полный текст: https://vz.ru/politics/2020/1/22/1019434.html

Часть 2.

ФСБ рассекретила документы о зверствах польских надзирателей в Освенциме

В дни памяти жертв Холокоста ФСБ рассекретила уникальные архивные документы по Освенциму, большую часть которых составляют допросы надзирателей, многие из которых были поляками, сообщили СМИ.
« … архивные документы до последнего времени хранились под грифом «совершенно секретно». Внутри – дела надзирателей лагеря смерти Освенцим, без права реабилитации. 

В протоколах допросов абсолютного большинства надзирателей лагерей смерти звучит почти одна и та же фраза. Вот, например, из показаний Елизабет Газелов: «Сколько случаев было избиения, сказать не смогу, так это было обычным явлением и носило систематический характер». То есть, охранники не могли даже сосчитать своих жертв. Избитых, измученных и потом безжалостно уничтоженных. 
Из показаний Альфреда Скшипека: «С 1943 года немцы начали массовое уничтожение людей, так что уже имеющихся три крематория не успевали проводить удушение намеченных жертв и сжигание трупов, поэтому в январе-феврале 1943 года началось строительство крематория номер 4».

Узников, например, набивали по 50 человек в маленькую комнату и перекрывали кислород, пытали каплей воды, травили собаками, почти не кормили – только брюква и маленький кусок хлеба на весь день. Подчас даже более изощренными были женщины-надзиратели. Элизабет Хассе описывает одно из любимых развлечений: «За плохую работу, не почитание обслуживающего персонала, найденные письма, – были наказаны заключённые так называемым «спортом», когда узники должны были в воскресный день бегать несколько часов с грузом на расстояние 700-800 метров».

Учитывая, что лагерь смерти был на территории польского города, здесь было немало надзирателей-поляков, которые пытались выслужиться перед фашистами.  
Большинство надзирателей попадали сюда заключёнными, но становились капо, то есть, добровольными помощниками, зачастую более жестокими, чем нацисты. Один из таких – Альфред Скшипек – бывший активист националистической организации Млада Польска. Сначала боролся с фашистами, но как только попал в концлагерь, – сразу пошёл на сделку. Получал посылки из дома, а потом его даже стали выпускать за территорию. За это он следил за другими заключёнными, активно используя кусок резинового шланга вместо дубинки и составлял списки тех, кто больше не может работать, а значит – не достоит жить. 

«Я считаю, что они пожёстче немцев были, поляки. Они вот заставляли бегать, потом кладут на землю, потом катает по земле, потом бегать заставляли на корточках. И в это же время идёт избиение», – вспоминает узник Освенцима Евгений Ковалёв.
 

https://vz.ru/news/2020/1/22/1019513.html

Часть 3.

Секреты польской политики

Из рассекреченных материалов:

Служба внешней разведки Российской Федерации

Архив СВР России

Секреты польской политики

Сборник документов (1935–1945)
Аналитическая записка о внутренней и внешней политике Польши

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
 
ИНО ГУГБ НКВД получена информация от источника, близко стоящего к кругам Министерства иностранных дел Польши, агентурное сообщение:
 
Перевод с польского
 
основными пунктами политики Бека являются совместное с Германией противодействие франко-советским планам обеспечения мира, а также противодействие проникновению СССР в Дунайский бассейн и в Прибалтику.
 
Ни Бек, ни Смиглы не предполагают, что война может возникнуть по инициативе СССР без предварительных осложнений в Европе (о чем говорилось выше). Но усиленные советские вооружения и мобилизационные мероприятия рассматриваются как доказательства того, что СССР стремится вызвать войну и готовится к ней.
 
 
 
Заметка о беседе премьер-министра Геринга с маршалом Рыдз-Смиглы, происходившей 16/II-1937 г.
 
Премьер-министр Геринг: прежде всего заявил, что он очень рад познакомиться с г-ном маршалом, а затем передал, что канцлер Гитлер поручил ему самым категорическим образом подчеркнуть, что он теперь в большей, чем когда бы то ни было, степени является сторонником политики сближения с Польшей и будет ее продолжать. Вполне понятно, что эта политика, которая является отражением воли обоих правительств, еще не могла полностью проникнуть в общественность обеих сторон.
 
Точно так же, как Германия верит, что Польша не собирается отобрать у нее Восточную Пруссию и часть Силезии, точно так же и Польша может быть вполне уверена, что Германия не намерена отнимать у нее что бы то ни было из ее владений.
 
Не следует забывать, что точно так же, как возникла новая Польша, возникла и новая Германия, которая уже никогда не вернется к русофильской политике. Необходимо всегда помнить, что существует большая опасность, угрожающая с востока, со стороны России, не только Польше, но и Германии. Эту опасность представляет не только большевизм, но и Россия как таковая, независимого от того, существует ли в ней монархический, либеральный или другой какой-нибудь строй. В этом отношении интересы Польши и Германии всецело совпадают. С германской точки зрения Польша может вести подлинно независимую политику только при условии взаимных дружественных отношений с Германией.
 
Все изложенное свидетельствует о необходимости согласования политики Польши и Германии. Если остаются еще какие-нибудь недоразумения, то их необходимо со всей искренностью рассмотреть, как это имело место в отношении данцигского вопроса, который удалось окончательно урегулировать. Необходимо установить более близкое сотрудничество между армиями, а также в экономической и культурной области. Этим путем в течение короткого времени можно будет добиться полного урегулирования отношений.
 
Маршал Рыдз-Смиглы подчеркнул, что он решил продолжать политику, начатую маршалом Пилсудским. По его мнению, польско-германские отношения неизменно развиваются в положительном смысле. Он надеется, что темпы этого развития будут постоянно возрастать. … Что касается отношений с СССР, то польский народ не склонен поддаваться коммунистическим влияниям. Он, так же как и Геринг, не предполагает, чтобы СССР в ближайшее время готовился к агрессивному выступлению, однако … В случае конфликта Польша не намерена стать на сторону СССР, и по отношению к СССР она все более усиливает свою бдительность.

 
Сообщение польского посольства в Берлине в МИД

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
  1. VI. 1937 г.
 
посольство получило документ, касающийся предполагаемых переговоров между эстонским Освободительным движением (Фрейхейтскемпфербевегунг) и германскими официальными органами.
 
Руководитель Освободительного движения в Эстонии адвокат Артур Сирк уполномочил меня провести переговоры с соответствующими германскими органами на базе нижеизложенных принципов с целью заключить соглашение:
  1. После захвата власти в Эстонии правительство из участников Освободительного движения обязуется:
А. 1) Заключить договор о дружбе между Эстонской республикой и Германией,
2) унифицировать внешнюю политику Эстонии с политикой Германии,
3) заключить с Германией военный или оборонительный союз против СССР, …
 
 
Сообщение польского посольства в Риме в МИД

«22» VIII 1937 г.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

высказывания одного вполне заслуживающего доверия лица
После довольно продолжительных рассуждений, … он сказал, что, по его мнению, СССР не хотел бы теперь войны и что это склоняет его к оптимизму.
 
 
Сообщение польского посольства в Стокгольме в МИД

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
 
7 Отделом ГУГБ НКВД получен из Варшавы следующий документальный материал:

Документально
Перевод с польского
Польское посольство в Стокгольме
№ 33–43 30. VI. 1937
 
Что касается русских вопросов, то визит в Прибалтийские страны не дал никаких указаний в смысле оценки последних событий в СССР, к которым, однако, в этих государствах относятся спокойно. Там не предполагают, чтобы со стороны СССР этим государствам угрожала какая-нибудь опасность. Наоборот, как там утверждали, в Москве господствует убеждение, что существование на восточном побережье Балтийского моря этого ряда государств желательно для безопасности СССР.
Если вам понравился материал, вы можете поделиться ним на своей странице в соц. сетях:
Комментарии   
+2 # Алексей Яковцев 23.01.2020 17:10
Другими словами, ситуация в Европе накануне WWII весьма похожа на текущие отношения:
1. CCCP (а сегодня - Россия) не склонны к началу каких-либо воинских действий против кого-либо и, значит, угроза со стороны CCCP (России) отсутствует.
2. Напротив, страны, находящиеся вокруг СССР (России) с европейского направления на примере Польши, Эстонии (Прибалтика), - предпринимают активные мероприятия по началу воинских действий против CCCP (России), в том числе пытаясь вовлечь CCCP (Россию) в войну с целью дальнейшего расчленения территорий и ресурсов.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Добавить комментарий

Рубрики

Последние сообщения

Популярные метки

Из ленты А-Я

Подписаться на новости