Универ начал против меня расследование

Универ начал против меня расследование
Фраза, ведущая к исключению из университета: «Я биологическая женщина и я слабее женщин-трансгендеров». Студентка университета Abertay (Шотландия) рассказала о своих бедах, вызванных тем, что именно эту позицию она высказала на онлайн-занятии. Ведь женщина-трансгендер — это недавний мужчина, сохраняющий мужскую мускулатуру. Но пошли сигналы наверх, а начальство откликнулось. Дознаватель спросил студентку, говорила ли она, что мужчины сильнее женщин. Ее ответ «да» стал большим «нет» для ее карьерных перспектив.

Spiked (Великобритания):
«Университет начал против меня расследование, когда я сказала, что у женщин есть влагалище»

Гримасы политкорректности

Студентка Абертейского университета Лиза Кеог дала интервью Spiked и рассказала о нелепом конфликте с вузовскими цензорами

Скандал в Абертейском университете (Abertay University, Шотландия — прим. ред.), вызванный заявлением о том, что «у женщин есть влагалище», может стать самой безумной историей о цензуре в вузах. Университетское руководство начало расследование в отношении студентки юридического факультета этого университета Лизы Кеог (Lisa Keogh) за ее высказывания на семинарах. Девушка рассказала, что на нее пожаловались однокурсники, когда она заявила, что женщины рождаются с женскими гениталиями. А потом добавила, что женщины-трансы не должны заниматься смешанными единоборствами в женском разряде. За такие еретические заявления ее могут исключить из университета. По имеющейся информации, сегодня университет будет решать ее судьбу. Мы поговорили с Лизой перед заседанием руководства, чтобы узнать подробности.

Spiked: Что такого ты сказала, из-за чего у тебя возникли неприятности?

Лиза Кеог: У нас были онлайновые занятия о гендере и феминизме в области права. Мы обсуждали равноправие мужчин и женщин. Я сказала, что согласна с равноправием, однако отметила, что равного результата в данном случае ждать не стоит. Например, я не могу поднимать такие тяжести, какие поднимают мужчины. Когда я работала в гараже, мужчины мне помогали, потому что физически я была слабее их. Я маленькая женщина, а они большие и сильные механики. У меня равные права с ними и с мужчинами в целом, однако я не могу быть мужчиной, если можно так выразиться.

Когда я произнесла эти слова, кто-то из однокурсников сказал, что это женоненавистничество. Я ответила, что это не так, и тогда они подняли тему трансов. Я сказала, что трансгендерная женщина сильнее меня, потому что я биологическая женщина. Тогда меня попросили дать определение женщины. Я сказала, что по моей классификации женщина — это человек, рожденный с влагалищем и способностью к менструации.

Начался скандал. Мне как будто мишень на спину повесили. Я заклеймила себя позором в их глазах, потому что они слышат только себя — как в эхокамере. Я могла сказать, что небо голубое, и они бы все равно нападали на меня. Насколько я понимаю, университетскому руководству на меня настучал не один мой сокурсник, а сразу много.

Когда у моих товарищей студентов есть свое мнение и они отстаивают свои права, это замечательно. Но у нас должна быть возможность оспаривать мнения людей, подвергать их сомнению. Но когда начинаешь с ними спорить, они говорят, что я на них нападаю. Какой смысл проводить эти занятия по праву, если нельзя оспорить чужую точку зрения?

— Как отреагировал университет?

— Я получила электронное сообщение, что меня обвинили в оскорблении кого-то и в дискриминации. Это было весьма расплывчатое сообщение, в нем не говорилось, что именно я сделала не так. Я пошла на беседу, и женщина-дознаватель спросила, согласна ли я с обвинениями. Я ответила, что не могу с ними согласиться, пока мне не скажут, что я сделала. Дознаватель заявила, что выяснит это в ходе беседы.

Сначала она спросила меня, говорила ли я, что мужчины сильнее женщин. Я сказала, что говорила. Она спросила, признаю ли я это. Я снова ответила утвердительно, поскольку это факт: мужчины сильнее женщин. Я не говорила, что самая крупная в мире штангистка слабее среднестатистического мужчины. Но среднестатистический мужчина сильнее среднестатистической женщины. Это генетика. У мужчины больше легкие, больше сердце, другая мышечная структура, более крепкие кости. Так всегда было. Природу не изменишь только из-за того, что кому-то это не нравится.

Я не сделала ничего плохого. Я не сделала ничего противозаконного. Я просто изложила факты. Если кого-то мои слова обидели, это не значит, что я вела себя оскорбительно и непристойно. Пусть сами доказывают свою правоту, если их обидели и оскорбили биологические факты. Это не моя проблема.

Я саркастически заявила дознавательнице: хорошо, пусть меня наказывают за то, что я воспользовалась своим правом на свободу слова.

— Абертейский университет будет официально объявлять тебе взыскание?

— Университетское руководство не сказало, что исключит меня, однако дисциплинарный кодекс вуза показывает, что исключение является самой суровой карательной мерой. Меня могут также временно исключить или запретить приходить на занятия. Но уже очень скоро я сдам свою последнюю отчетную работу. Единственное, что может сделать со мной университет в данный момент, — это исключить меня или лишить меня знаков отличия за учебу. Но если меня лишат знаков отличия за учебу, это негативно отразится на моих будущих перспективах. Я совершенно очевидно лишусь целого ряда увлекательных карьерных предложений.

— Ты говорила, что на другом занятии тебя прервали, на этот раз лектор. Что случилось?

— На онлайновом семинаре мы обсуждали тему трансов. Конкретно мы говорили о том, что генетически мужчины сильнее женщин. Меня никто не хотел слушать, и поэтому я разместила в чате Microsoft Teams статью о бойце ММА Фэллоне Фоксе. Но преподаватель неожиданно закрыл чат. Нам запретили им пользоваться. У меня не было никакого желания делать гадости. И никаких подлостей я не замышляла. У меня нет никакой трансфобии. Но мне все равно заткнули рот.

Казалось бы, курс права — это идеальное место для проведения дебатов, для обсуждения болезненных и запретных тем. Если этого не делать, такие темы навсегда останутся болезненными и запретными.

— Что ты скажешь людям, которые отрицают, что свобода слова в вузах в опасности?

— Если вы считаете, что в университетах нет проблем со свободой слова, то вы просто не знаете ничего о жизни университетов и ни с кем оттуда не знакомы. До недавнего времени я тоже была несведуща в этих вопросах. До последнего семестра у нас не было занятий, где можно было бы вести дебаты. Когда меня начали обзывать всякими словами и затыкать мне рот, я просто опешила. Я не думала, что проблема со свободой слова — это миф. Просто я считала, что эта проблема неактуальна для США. Я понимаю, почему люди объявляют проблемы с затыканием рта несогласным в университетах мифом. В это не хочется верить. Но мой личный опыт показал, что проблема есть.

— Твой личный опыт изменил твои взгляды?

— Он придал мне сил. Меня вымотали, но теперь я полна решимости бороться за то, во что верю: за свободу слова. Опыт зарядил меня энергией, и теперь я могу сражаться за то, что для меня важно. Свобода слова всегда была важна для меня — я просто не понимала, насколько, пока не столкнулась с тем, что у меня этой самой свободы нет.

Если вам понравился материал, вы можете поделиться ним на своей странице в соц. сетях:
Добавить комментарий

Рубрики

Последние сообщения

Популярные метки

Из ленты А-Я

Подписаться на новости

Мониторинг, архивы
Альтернативный аудит
Схема проведения мониторинга / аудита
Image
Image
Image
Если вы заметили ошибки 
на сайте, сообщите о них 
по этой обратной связи